egorius: (Default)

Заменили нам в подъезде лифт. Встречались мне и более музыкальные экземпляры, но наш тоже издает мелодичные звуки: вот его вызвали, вот он приехал и распахнул двери, вот он поехал дальше... Иногда просто попискивает без видимой причины. Все это особенно удобно, когда возвращаешься с улицы со спящим ребенком.

И вот хотел я пройтись по горе-конструкторам, да вспомнил, что Дональд Норман все уже написал еще в 1988 году («Дизайн привычных вещей», цитирую в сокращении):

Если что-то нельзя сделать видимым, добавьте звук. Звук может свидетельствовать о правильности действий или о неполадках в работе устройства. Он может даже уберечь нас от случайных ошибок. Вот несколько примеров применения звука.

  • Щелчок, когда захлопывается дверь.
  • Рев, когда начинает плохо работать глушитель автомобиля.
  • Дребезжание, если детали плохо закреплены.
  • Свист, когда в чайнике закипает вода.
  • Щелчок, когда тосты готовы.
  • Повышение тона, когда забит пылесос.

Сегодня пищат и трещат компьютеры, пульты управления, микроволновые печи и телефоны. Эти звуки неестественны: они не передают скрытую информацию. Конечно, щелчок свидетельствует о том, что вы нажали на кнопку, но его звук не только информативен, но и назойлив. Звуки должны указывать на свой источник. Они должны озвучивать действия, о выполнении которых по-другому узнать невозможно.

Чтобы получать от звуков пользу, их нужно подбирать с умом и пониманием естественной связи между самим звуком и передаваемой им информацией. Искусственные звуки должны быть такими же содержательными, как и натуральные.

Однако со звуками следует быть осторожнее. Они легко превращаются из полезных в мешающие. Они могут раздражать и отвлекать так же успешно, как и помогать.

Очевидно, конструкторы лифтов не читают Нормана.

Кстати, еще пример хорошего звука: когда в кофе-машине на работе заканчиваются зерна, мельница начинает свистеть и можно иди за новой пачкой, не дожидаясь надписи на экране.

egorius: (Default)

Ричард Грегори, «Глаз и могз» и «Разумный глаз»

Еще пара книг на тему зрения. Перекликаются с «Глазом, мозгом, зрением» Хьюбелла, но предмет рассматривается со стороны не физиологии, а психологии.

Самым большим откровением для меня стало то, что с перспективой (линейной) не все так просто. Вроде бы понятная вещь, однако же до самого Возрождения художники так не считали. Оказывается, перспектива в том виде, к которому мы привыкли на фотографиях, существует только в проекции изображения на сетчатку глаза; дальше вступает в дело обработка и мозг компенсирует уменьшение удаленных объектов (см., например, иллюзию Понцо, закон Эммерта).

Интересен разговор о видимой структуре машин, который в конечном итоге приводит к необходимости создания символьной логики:

Иногда, глядя на машину или на какой-нибудь процесс, мы можем «увидеть», как работает эта машина или как осуществляется процесс. В этом случае проявляется наша способность «читать» функцию по структуре.

Интересно сравнить с Норманом: дизайн — это психология.

Устройством пользоваться легко тогда, когда все функции видны, то есть в разработке элементов управления использован принцип естественного соответствия.
— Дональд Норман, «Дизайн привычных вещей»

Грегори показывает, что в большом числе случаев структура все-таки дает слабое представление о функции, и люди нашли выход в изображении функции символами. Он проводит параллель с письменностью, которая развивалась от пиктограмм к абстрактным знакам. Использование символов позволяет нам думать о вещах, которые невозможно увидеть или представить. Грегори считает, что способность к такому мышлению, свойственная только людям, не могла успеть развиться эволюционно, так что скорее всего мозг приспособил для этой цели свои более древние структуры. В принципе, Рамачандран со своими зеркальными нейронами соглашается с ним:

Одной из загадок человеческой эволюции является ... относительно внезапное возникновение 60–100 тысяч лет назад определенного числа атрибутов, которые являются специфически человеческими: огонь, искусство ... и более сложные формы языка. ... Я предполагаю, что в мозге ... произошли генетические изменения, ... усилив нашу способность учиться друг у друга. ... Усложнение одного-единственного механизма — подражание и понимание намерений — могло бы объяснить громадную поведенческую пропасть между нами и обезьянами.
— Вилейанур Рамачандран, «Мозг рассказывает»

И где-то рядом лежит также наша уникальная способность смотреть на плоскую картину и видеть в ней объем.

Еще один интересный момент: считать мозг аналоговым или цифровым устройством? Винер был сторонником второго варианта:

Во вторых данные изображаются серией выборов из нескольких возможностей, а точность определяется четкостью различения отдельных возможностей, числом альтернатив при каждом выборе и числом сделанных выборов. ... Машина строится как комплект реле, имеющих каждое два состояния... Достойно внимания, что нервные системы человека и животных, способные, как известно, совершать такие же действия, как и вычислительная система, содержат элементы, идеально приспособленные для работы в качестве реле. Речь идет о так называемых нейронах, или нервных клетках.
— Норберт Винер, «Кибернетика»

Грегори же считает, что суть цифровых машин состоит в выполнении логических операций, и делает обратный вывод:

Цифровые машины нуждаются в аналитических схемах ... и в наборах формальных правил работы, то есть в алгоритмах. ... Мы знаем, что соблюдение формальных правил требует применения формального языка, но мы также знаем, что к восприятию способны и животные, которые в отличие от человека не пользуются формальной речью. Это заставляет нас принять, что мозг — биологическая аналоговая система. Но с развитием или, если угодно, с изобретением языка биологическая аналоговая система — мозг человека — обрела способность к работе в режиме цифровой машины. Это столь замечательное следствие, что мы едва ли можем по-настоящему оценить его.

egorius: (Default)

Франсис Карсак, «Бегство Земли», «Робинзоны космоса» (КПК)

Старая добрая научная фантастика: бороздящие гиперпространство звездолеты, новые неведомые миры и  все такое. Пьется залпом, но и послевкусия не оставляет.

— Значит, вы думаете, что люди взаимозаменяемы?
— Разумеется, нет! Однако нет людей незаменимых.

Harry Harrison, «The Technicolor Time Machine», «The Stainless Steel Rat» (КПК)

А вот Гаррисон порадовал. Ну, «Крыса из нержавеющей стали» — вообще классика, тут и говорить нечего. Язык сложен в меру: читается без проблем, но все время попадаются новые фразы и обороты.

«Машину времени Техниколор» выбрал случайно, название привлекло. Веселье началось с «времятрона»: vremeatron — from vreme, the Serbo-Croatian for «time».

В общем, хоть тема путешествий во времени и заезжена, но рассказ отличный. Горячо рекомендуется всем, кто знаком с авральной работой.

«... You got my agreement to go ahead on a picture when you didn’t even have a script!»
«Of course I don’t have a script, how could I when we just decided to do the picture. This is an emergency, remember?»
«How could I forget. But an emergency is one thing, doing a picture without a script is another. In France maybe, they make the arty-schmarty things you couldn’t tell if they had a script or not. But in Climactic we don’t work that way.»

Вилейанур Рамачандран, «Мозг рассказывает»

Книга про устройство мозга. Посоветовал [livejournal.com profile] digwener в связи с разговорами про синестезию. Оказалось, глубокая и интересная тема. Меня, по-видимому, можно отнести либо к «верхним» синестетам (у которых цветовые ощущения порождаются не графемой, а понятием числа), либо к симулянтам.

Ну и в целом весьма увлекательная книга. Удивил метод исследований. Оказывается, выводы о внутренней структуре мозга удобнее делать, изучая пациентов с отклонениями от нормы. Хотя логично, если подумать.

Нашел описание механизма аффорданса (впервые прочитал о нем у Нормана), хоть этот дизайнерский термин и не употребляется в книге:

Связь между действием и восприятием особенно прояснилась в последнее десятилетие с открытием нового класса нейронов в лобных долях — так называемых канонических нейронов. ... Каждый канонический нейрон активизируется во время специфического действия, например, когда вы пытаетесь дотянуться до высокой ветки или яблока. Но тот же самый нейрон придет в активность просто при виде ветки или яблока. Другими словами, похоже что абстрактное свойство возможности быть взятым было закодировано в зрительной форме объекта как присущая ему черта.

Дальтонизм описан весьма поверхностно. Известно, что колбочки бывают трех типов (с пигментом, чувствительным к красному, зеленому или синему), а дальтонизм — красно-зеленый или сине-желтый. Почему? За объяснением надо идти к Хьюбелу.

Забавно про «истинное имя» (Ле Гуин сразу вспомнилась):

Дело было в Индии... Когда я показал пациенту статуэтку Ханумана, он взял ее, внимательно изучил и неправильно определил как Ганешу, который принадлежит к той же категории, то есть к богам, но, когда я попросил его рассказать мне больше о статуэтке, на которую он продолжал смотреть, он сказал, что это сын Шивы и Парвати — что верно для Ганеши, но не для Ханумана. Как будто имя (ошибочное) заставило его закрыть глаза на внешний вид и приписать Хануману неправильные атрибуты. Так что имя предмета далеко не просто один из его атрибутов, а волшебный ключ, который открывает целое богатство значений, связанных с предметом.

Переводчик только немного подкачал. Ну невозможно читать эти кальки с английского (или американского?): «мои коллеги и я», «законы большого пальца», «Ченнай, Индия»...

egorius: (Default)

В школе Фотопроекта обнаружена кнопка «шедевр»!

Дональд Норман и Алан Купер остались бы довольны.

Ну а если серьезно, то выходные прошли на занятиях по творческой обработке фотографий в RPP в гостях у [livejournal.com profile] pavel_kosenko. Павел и без курсов щедро делится информацией, поэтому я шел не столько узнать про кнопки (хотя и без этого, конечно, не обошлось), сколько живьем посмотреть процесс обработки и ради творческой составляющей. Время было проведено с пользой, я считаю.

egorius: (Default)

Scott Berkun, «Making Things Happen»

Подзаголовок книги гласит: Mastering Project Management. Надеюсь, что никогда не доведется работать PMом, но и для менеджера разработки она не менее интересна. Русский перевод тоже есть, но если «Making Things Happen» превратился в «Искусство управления IT-проектами», то лучше я на английском почитаю.

Когда добрался до конца этой немаленькой книги, попытался вспомнить, что конкретно я почерпнул из нее полезного, кроме общей теории. Пожалуй, про процесс приоритезации ошибок и новых требований (с треском проваленный нами на последнем проекте). Идея в том, что этот процесс надо централизовать и ужесточать по мере приближения к концу проекта. Если в начале определять приоритет может, ни с кем не советуясь, функциональный консультант, то в конце проекта решение должно приниматься PMом, возможно, с группой доверенных лиц. Иначе невозможно остановить поток требований, а без этого невозможно получить стабильный продукт:

Each time you fix a bug, you’re effectively touching the big cube of Jell-O one more time, and it takes awhile for it to stop shaking and settle down. ... But unlike Jell-O, with software it’s not easy to know when the shaking has stopped. Code is not transparent. It’s only through quality assurance processes, and careful manual examination of the builds, that you can understand the effect of that one little change.

Ну и еще разных цитат на память. Про задачи менеджера:

Managers are not hired to contribute a linear amount of work like a worker or programmer is expected to do. Instead, leaders and managers are hired to amplify the value of everyone around them.

Project managers are only as good as their relationships with the people on the team. No matter how brilliant the PM is, his value is determined by how well he can apply his brilliance to the project through other people.

It is management’s job to minimize chaos.

People have lives outside of the project. Individuals have their own personal motivations that may have nothing to do with work at all, but which the individual is trying to satisfy through work. However, the role of management is to look for these gaps and find ways to minimize them.

Про ошибки:

Most of the situations that create heroic opportunities are management failures.

Mistakes are where real learning happens because the mistake maker has a personal and emotional investment in what happened, and he will have tremendous motivation not to repeat it.

Разное:

Precision is easy, but accuracy is very difficult.

I fully believe that a competent, but not exceptional, software developer might improve most by studying the construction of skyscrapers, bridges, or even musical composition, than exclusively reading within her domain.

Рюрик Повилейко, «Архитектура машины» (1974)

Как нас учит Беркун, многому можно научиться из смежных областей. Посмотрим, посмотрим. Вот книга про «художественное конструирование» станков и механизмов.

В первой части автор пытается свести техническую эстетику к математическим закономерностям. Особенно радуют рассуждения про золотое сечение. Не знаю, можно, конечно, проанализировать что-то удачное, но ведь применение найденных закономерностей никоим образом не гарантирует качество и эстетическую привлекательность чего-то нового. Но здравое зерно тут определенно есть. Как выяснилось из книги, у нас имеется ГОСТ 8032-56, определяющий предпочтительные пропорции (на основе геометрической прогрессии со знаменателем, равным корню энной степени из десяти), к которым должны были приводиться все размеры изделий. Или можно вспомнить про стандарт ISO 216 на бумажные форматы (основанный на отношении одного к корню из двух).

Во второй части идет разговор про методы проектирования. Тут автор рассказывает о том, что изобретательские задачи решаются, как правило, стандартными способами, сведенными в некие десятичные матрицы поиска. Опять-таки замечу, что хотя классификация методов полезна (вспомнить те же шаблоны проектирования в ООП), их применение не гарантирует результата: творчество не сводимо к автоматическому перебору.

Несколько цитат.

Форма машины должна строиться так, чтобы в процессе восприятия раскрывалась ее внутренняя логика...

Странные поползновения на буквы:

Для того, чтобы между отдельными элементами букв в надписях было как можно меньше различий, все однородные буквы (например, Р, В, Б, К) накладывают друг на друга, объединяя их в одну схему, которая носит название полиграммы.

А вот интересное:

В целом же все графические методы пропорционирования сводятся к следующей формулировке, одобрительно воспринимаемой многими искусствоведами: «Гармония есть результат повторения основной формы произведения в его частях», или «Большое повторяется в малом».

Мне кажется, это очень напоминает определение, которое дал Брукс стилю: совокупность различных повторяющихся микрорешений, каждое из которых принимается одинаковым образом, притом, что контекст принятия решения каждый раз может быть иным. Интересно было бы развить идею гармоничного кода.

Дональд Норман, «Дизайн вещей будущего»

Гуру дизайна рассуждает о том, как надо проектировать «умные» устройства, с которыми мы уже живем и которые будут становиться все «умнее» и многочисленнее. Местами перекликается с Куперовской «Психбольницей».

Вообще я разочарован концентрацией мысли в книге. И одной главы хватило бы. Ни в какое сравнение с «Дизайном привычных вещей».

egorius: (Default)

Наконец-то! Наконец-то в издательстве «Вильямс» вышел перевод знаменитой книги Дональда Нормана «Дизайн привычных вещей» (Donald A. Norman, «Design of Everyday Things»)! Спустя каких-то 18 лет… Что ж, читал её на английском, теперь перечитаю на русском. Чего и всем желаю.

P.S. Почему сайт «Вильямса» рекомендует вместе с этой книгой всю серию «для чайников»? Ну и что, что на обложке чайник?!

P.P.S. По теме: я о Нормане и о кранах.

Profile

egorius: (Default)
egorius

July 2017

M T W T F S S
     1 2
34 5 6789
10 1112 13141516
17 181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 04:53 pm
Powered by Dreamwidth Studios